Муж с помойки

Автор: Лидия Вычугжанина   
12.01.2012
Муж  с  помойкиОни любят тихие, уединенные вечера, треск поленьев в костре. Думают каждый о своем, но, оказывается, об одном: он благодарит судьбу, что она в опустившемся, выброшенном из жизни маргинале разглядела человека; она радуется, что обрела надежного друга, бесконечно любимого.

Они вместе пережили осуждение, кривотолки, отчуждение, непонимание, когда бомж и успешная дизайнер соединили свои судьбы.

– Ничего себе, нашла мужа на помойке! – судачили в фирме.

– Ох, обкрадет он её и скроется, вон морда какая бандитская, – пугали соседи.

Мама плакала: «Доченька, у него же ни жилья, ни работы, мы ничего не знаем о его прошлой жизни. Зачем тебе это, ты уже однажды обманулась в своих чувствах». А она вторила одно: «Я его чувствую сердцем».

…Она чувствовала себя неприкаянной в этом городе, куда сбежала пять лет назад после разлуки с бывшим возлюбленным. Кажется, все складывалось благополучно: есть хорошая квартира, интересная работа с приличным заработком. Вот только друзей она здесь не обрела, поэтому остро чувствовала своё одиночество. В прежней жизни её звали Милочкой, Милой, и была она солнечной, улыбчивой, открытой. Сейчас же стала Людмилой Ивановной – серьезной и замкнутой, сторонилась компаний и скоро прослыла синим чулком.

Некоторое время назад в душе вроде бы стала просыпаться прежняя Милка, только уже ученая жизнью. Она теперь могла вздохнуть полной грудью, не спешила спрятаться в своей квартире. Может, поэтому она обратила внимание в дворовом скверике на незнакомого мужчину непрезентабельной внешности, который странным образом заинтересовал её.

– Ишь, рассиживает, таких маргиналов нам еще не хватало, спокойно во двор нельзя выйти, – возмущалась соседка.

– Да он же ничего плохого не делает, – заступилась Мила.

– Пока не делает, а потом смотри, что-нибудь стащит, – заспорила соседка. – Не старый еще, мог бы работать, а он побирается, в магазине за кусок колбасы ящики таскает, спит на скамейке.

– Мало ли какие обстоятельства у человека, – пожалела Мила.

Мужчина не отвечал на нападки пожилой женщины, благодарно взглянув на Милу, он просто ушел. Вот тогда её пронзило затравленное, обреченное выражение его глаз. Да, еще не старый, только обросший и давно не бритый, неухоженный. В другой раз увидела его читающим книгу. «Неправильный какой-то бомж», – промелькнула нелепая мысль.

Несколько дней незнакомец занимал её мысли: почему человек опустился на дно жизни? Задумавшись, она даже вздрогнула, когда её окликнули:

– Мадам, вам помочь? Мужчина протягивал руки к её поклаже.

– Я не мадам, – наивно возразила Мила, но машинально протянула сумки нечаянному помощнику.

– Вижу, что не мадам, нет в вас спеси. Да, кстати, я Иван.

– А я Мила.

– Знаю, слышал, как вас называла эта крикливая особа, – мужчина кивнул на соседку, которая подозрительно поглядывала на них со скамейки у подъезда.

– Замечательное имя и очень вам подходит.

Теперь каждый раз, когда они встречались во дворе, Иван заговаривал с ней. Две-три незначащие фразы и ничего более, но она поняла, что это образованный человек.

– Людмила, – поучала соседка, – не привечай этого бомжа, не разговаривай с ним, еще стащит ключи и ограбит, не приведи господи. Ключи она правда потеряла и ревела на скамейке у подъезда, не зная, как попасть в квартиру.

– Могу я помочь вашему горю?

– Да, – даже вскрикнула Мила, схватив Ивана за руку. Он долго возился, меняя замок, а она впервые за пять лет с удовольствием готовила ужин и очень старалась. Её ждало разочарование: Иван категорически отказался сесть за стол, явно стесняясь запаха немытого тела, траурной каемки под ногтями, несвежей одежды. Он перестал появляться в их дворе, не было его и в подвале, где обитали бомжи, не приходил подработать в магазин.

– Да на помойке он, соорудил там землянку, зиму пережить, – настороженно буркнул один из подвальных в ответ на её настойчивые расспросы. Зима стояла суровая, что называется воробьи на лету замерзали. Возвращаясь с работы, она заметила на скамейке в дворовом скверике человека, который надсадно кашлял.

– Иван? – неуверенно окликнула она. Мужчина отвернулся и попытался уйти, но приступ кашля согнул его пополам. Мила настойчиво взяла его за руку и повела домой.

– Зачем? – прохрипел Иван.

– Что «зачем»?

– Зачем вы это делаете? – Из милосердия, – буркнула Мила.

– Такая уж я заботливая. Вылечу и выпущу на волю, – тянула слабо упирающегося Ивана.

Болел он долго. Милка даже взяла отпуск, чтоб выхаживать неожиданного постояльца. Однажды, измотанная бессонной ночью, она задремала у его постели. Проснулась от пристального взгляда.

– Не боишься, что я у тебя все уворую и сбегу?

– Таблетки только не забудь, без них ты далеко не убежишь. Да градусник прихвати.

– Я в тебя влюбился, ты такая славная, только зачем тебе такой – без роду, без племени, без денег и без работы. Муж с помойки – смешно.

– Вот и похохочем вместе.

Окружающие её не понимали, а она была счастлива. Счастлива и теперь, спустя десять лет.