А в огороде пусто

Автор: Владимир Седанов   
14.10.2011
Александр Васильевич ХомяковКогда Александр Васильевич Хомяков из Петуховского района слышит о несправедливом отношении к крестьянам, он всегда переживает за них и пытается понять, почему все так происходит.

Да и как может оставаться равнодушным человек, за плечами которого 41 год агрономического стажа.

– Сегодня хлеб действительно небывалый. Александр Васильевич, помните ли вы ещё такой?

– За те годы, что отработал я в сельском хозяйстве, всякое бывало. Так, урожайным выдался 1977 год. Я его хорошо запомнил. Тогда мы собрали по девятнадцать центнеров зерна с каждого гектара и считали это пределом. А сегодня вот больше двадцати наросло. Значит, можно и в наших краях рекорды ставить.

– Вы много лет возглавляли агрономическую службу района, бывало ли так, что хлеба много, а цены на него нет?

– В советские времена цена на зерно всегда была стабильной. Если уж сказали, что тонна будет стоить 107 рублей, значит, столько и будет. Главное, чтобы оно соответствовало гостовским параметрам. А если что-то не подходило, элеваторы цену снижали, но она никогда не доходила до бросовой. Преимущества названной системы в том, что любой руководитель мог целенаправленно строить экономику своего хозяйства. Важно и то, что они знали: чем больше урожай, тем выше получится доход. Это давало хлеборобам неплохой стимул.

– Значит ли это, что производство зерна всегда было рентабельным?

– Ну, не случалось такого, чтобы крестьяне работали себе в убыток. Растениеводство однозначно было рентабельным. Даже средний урожай мог обеспечить небольшой доход. Зато сейчас себестоимость доходит до 4–5 рублей, а реализовывать сельхозтоваропроизводителям приходится по 2–3 рубля за килограмм.

– Обидно крестьянам оказаться в такой ситуации?

– Да не только обидно. Я бы даже сказал – унизительно. Все работают, а результата не видят. У некоторых слезы на глаза наворачиваются. В чем же они-то виноваты? При хорошем урожае убытки – это неправильные рыночные отношения. В былые времена существовала нижняя планка стоимости, которая всегда обеспечивала производителям зерна рентабельность. Может быть, я чего-то не понимаю, но, по-моему, такой подход достаточно справедлив.

– Что же, по-вашему, нужно сделать, чтобы изменить негативную ситуацию?

– В первую очередь государство должно стабилизировать цену. Как начинать работать, не просчитав загодя конечный результат? У доброго хозяина так быть не должно. И, конечно, нужен какой-то госзаказ – либо на федеральном, либо на региональном уровне. В настоящий момент крестьяне работают вслепую. Я не совсем понимаю государство, которое весной призывает больше сеять, а осенью говорит, что зерно ему не нужно. Зачем тогда огород городить, если в нем все равно пусто.

– Спасибо, Александр Васильевич, за высказанную вами позицию.