Ну вот и встретились, батя…

Автор: Галина Абрамова   
05.07.2011

Волнующую историю рассказала на днях сафакулевская газета «Трудовая слава». Она о том, что в истории Великой Отечественной ставить точку ох как рано. Еще не все имена возвращены родным и близким, еще не все вытерты слезы...

Жителю села Сулейманово Салимгерею Шангирееву было два года, когда его отца Адылгирая вместе с односельчанами забрали на войну в первые ее дни. И силится вспомнить крепкие отцовские объятия сегодняшний ветеран, да не может – уж больно коротка на тот момент была мальчонкина память – длиною в пару лет… Сегодня сын прожил две жизни своего отца, погибшего в декабре 1941 года под Москвой. Старшему Шангирееву на момент, когда он сложил голову за Родину, за свой край, за своего сына, было 34 года, а Шангирееву-младшему сейчас 72 года.

Семьдесят лет хранилась в семье похоронка, в которой было указано, что погиб сын, муж, отец 21 декабря 1941-го года под деревней Чашкино. После войны исчезла эта деревня, стала частью территории аэропорта Шереметьево. В День Победы родные солдата несли цветы к сельскому обелиску. А в мае этого года, спустя 70 лет, сын положил цветы к мемориальному комплексу, на котором высечена фамилия главы рода. Обелиск этот возведен неподалеку от места, где были найдены останки погибших солдат. Случилось это во время прокладки коммуникаций. Рядом с останками были обнаружены солдатские медальоны с именами, в их числе и медальон Адылгирая Шангиреева. Благодаря поисковикам весточка о найденном солдате пришла на его родину. И вот 9 Мая этого года, спустя семьдесят лет, сын приехал на место гибели отца, погладил рукой выбитое на граните имя и прошептал: «Ну вот и встретились, батя…».