по телефону
прием граждан
Главная
Новости
В Правительстве области
В Областной Думе
Репортаж
Вопрос - Ответ
Экономика
Сельское хозяйство
Общество
Образование
Медицина
Культура
Спорт
Правопорядок
Земляки
К Дню Победы!
Колонка обозревателя
Экология
Фотографии
Агропромышленный комплекс
В центре событий
Политинформация
Гость недели
Персона
Мир губернии
Находки репортеров
Социальный ракурс
Скажите, пожалуйста
Мир молодежи
Мир здоровья
Рыбный четверг
Мир охоты
Своя колея
Вопрос недели
Мир семьи
С верой в душе
Под крылом аиста
Живу в Кургане
«Ваш Старый Ферзь»
Неслучайные встречи
Криминальный очерк
Се ля ви
Потребитель
Израильский цикл
Скатерть-самобранка
Женский форум
Уроки Гагарина
Благодарность избирателям
Философия каратэ
Мы русские – какой восторг!
Генерал дальнего действия
Самоделкин на пенсии
Заводы ищут специалистов
Ниже ватерлинии…
Поздравления
Поэт – «Новому миру»
Сдай кровь – спаси жизнь
Меняем ветхое жильё на новое
Герой нашего времени
Недетские проблемы
Далматовский монастырь
Визитная карточка
Расценки и предложения
Командировки
Наши подписчики
"Мой прекрасный выпускной"
Газета в жизни моей
История успеха
Конкурс частушек
Наш классный класс
Расценки на рекламу
Контактная информация
Подписка
Наша редакция
Наш баннер
Ссылки
Об эстафете
Компания ЭКОМИР Домострой
Гости, которых не звали
В Кетовском районе задержали незаконных эмигрантов из Узбекистана. Двое из них отправлены на родину.
В селе Большое Чаусово сотрудники Управления Федеральной миграционной службы России по Курганской области совместно с сотрудниками районного отдела внутренних дел задержали четверых граждан Узбекистана, незаконно находившихся на территории России. Двое из них были привлечены к административной ответственности и оштрафованы на 2000 рублей.
 

Старая дева

Версия для печати Отправить на e-mail
Рейтинг: / 1
ХудшаяЛучшая 
Автор: Екатерина Митько   
13.12.2010

ImageИмя мне дано, штамп на лбу поставлен – я старая дева. Ну, может, и не дева. Ну, может, и не старая. Только доказывать я никому и ничего не собираюсь.
И слава богу, сдержалась на вечеринке, не выпалила вслух все, что я думаю о давней приятельнице, которая и наградила меня этим прозвищем. Обидеть хотела? Что ж, у нее это почти получилось.

Рано или поздно людей охватывает ностальгия. Прямо так вцепляется в рукав и тащит изо всех сил на встречу с прошлым. И сила в этой сухонькой ручонке немереная – сопротивляться невозможно. Да я и не испытывала желания сопротивляться, когда позвонил Виталя – душа нашей большой компании, которая объединяла кучу друзей, приятелей и просто знакомых. Мы всей гурьбой шли по жизни лет восемь, пока учились в вузах, делали первые шаги во взрослой жизни, набивали на собственных лбах первые ощутимые шишки, праздновали победы и играли свадьбы. А потом кто-то уехал в другой город, кто-то вышел замуж за границу, а кое-кто вообще ходил с тобой по тем же улицам, но при встрече отделывался дежурным «привет».

– Ты что, старушка, нас совсем забыла? – орал Виталя в трубку. – Важная стала, да? Где вот летом была, когда Борисова из Америки приезжала? А она своего супруга импортного привозила похвастаться – в лаковых штиблетах, франт такой. Видела бы ты, как он у меня на даче малиной и картошкой с малосольными огурцами объелся. А Костик тоже хорош гусь, приехал с задранным носом, на БМВ, видела бы ты, как он потом отплясывал босиком на газоне. Да ни фига ты не видела! Костика-то хоть помнишь? И Жека с Танюшкой, и Федор, и Ксюха – да все были, одна ты «абонент вне зоны доступа». Совесть у тебя есть? На ноябрьские праздники опять собираемся. Не выделывайся давай, в субботу дуй к нам!
И совесть у меня есть, и Костика я, конечно, помнила, и соскучилась страшно – не видела всю эту гоп-компанию уже лет семь, а расстались словно вчера. Летом, когда народ собирался, я действительно была недоступна для звонков – ездили с мамой в гости к ее старшей сестре, моей тетушке Аде.
В пятницу вечером я загнала на мойку машинку, отсканировала старые фотки и соорудила из них презентацию с соответствующим музыкальным сопровождением, купила бутылку хорошего сухого вина, фруктов и чайный сервиз в подарок. А с утречка, чуть свет, отправилась в город моей студенческой юности.

Встреча с повзрослевшей юностью
У Витальки новая квартира – даже не квартира, а таунхауз, мини-домик в три уровня, влепившийся в серединку других таких же мини-домиков. Издали очень похоже на яркую изогнутую гусеницу, ощетинившуюся с одной стороны витыми решетками пустых еще палисадников, с другой – оградой крохотных внутренних двориков. Домиком Виталька ужасно гордится, для его приобретения пришлось расстаться с квартирой в центре и горячо любимой всеми нами дачей, построенной еще Виталиными родителями.
Народ был в сборе, когда я припарковала свою синюю «Микру» где-то сбоку, у соседского забора – и гараж, и дворик были заняты другими автомобилями. Прошла по разноцветной тротуарной плитке мимо бурых куч, остро пахнущих перегноем и слегка искрящихся инеем – хозяйственная жена Виталика Светлана начала готовить клумбы для весенних посадок. Дверь распахнулась, из нее вывалился развеселый такой колобок из разгоряченных, обнимающихся и старающихся дотянуться до меня приятелей:
– Катерина, быстрей давай, к нам, к нам!
Судя по степени веселости, народ отмечает встречу уже давно. Так и есть, многие приехали накануне, болтали почти до утра, а потом спали кто где – на креслах и диванах, на надувных матрасах и просто вповалку. Четырнадцать человек как никак, сразу всех и не разместишь.
Все дружненько уселись за стол – угощать новую гостью, то бишь меня.
– Ну, рассказывай, Катюха, как живешь. Чем дышишь? – настырно так приступила к расспросам Рита. Такое чувство, что она только и ждала, чтобы поинтересоваться неизвестными страницами моей биографии.
– Ишь, какие хитрые! Вы меня сначала накормите, напоите, а потом и спрашивайте.
– И правда, Ритуль, чего пристала к человеку – дай передохнуть, четыре часа за рулем все-таки, – заступился Виталик, подливая Рите в пузатый бокал коньячку.
Все было невероятно вкусно, душевно и тепло. Мы то сидели за столом, то рассыпались на группы и группочки, много смеялись, даже по-детски шалили. В какой-то момент Виталик задудел в невесть откуда взявшийся пионерский горн, из кухни проследовало пионерское звено – в разноцветных шейных платках, отбивая не слишком стройную дробь в днища кастрюль кто деревянными ложками, кто китайскими палочками, а кто и скалкой. Произносили по бумажке какие-то ужасно смешные стишки, отдавали салют, звали добровольцев в свои ряды. За пионерами следовали ряженые пираты; потом гости играли в какие-то детские игры, даже на меня напялили картонную маску медвежонка и припрягли к участию в сказке про теремок.
Все бы хорошо, но в поле моего зрения нет-нет да попадал взгляд пристально за мной наблюдающей Риты. Вот паранойя, подумала я и отмахнулась от подозрительных мыслей.

Разговоры с дымком
Под вечер вышли на улицу, где хозяин дома начал сооружать большую застекленную беседку, присели на скамейки, куски бруса, какие-то чурбаки, наблюдали, как мужчины с первобытными физиономиями разжигали угли, жарили на мангале шашлыки. Сам собой завязался разговор о семейных и домашних новостях, радостях и проблемах по работе. Так и выяснилось, что Федор приехал без жены, потому что они «собрались за второй лялькой», а Жека и Танюшка в декабре собираются отметить новоселье – вступили в ипотеку. Рита покрасовалась новой норковой шубкой, Костик защитил кандидатскую, тема какая-то немыслимая, абсолютно невыговариваемая.
– А ты как, Катюша? – мягко улыбаясь, вручил мне шампур с шашлыком Виталик.
– Все у меня нормально, все по-прежнему, второе высшее получила мимоходом, занимаюсь сейчас информационной безопасностью – начальник отдела. Ну, и с железом возиться не перестаю, лужу-паяю, компы починяю. Мне нравится.
Откусила мяса, пропитанного дымком и пряностями, жую себе потихоньку. А Виталик не унимается:
– Не скромничай, слышал, что ты недавно зарубежный грант получила, да и контора, в которой ты работаешь, – не школьная бухгалтерия. Тут один мой знакомый айтишник про тебя легенды рассказывал, а когда узнал, что ты моя подруганка, телефон клянчил.
– Женатый приятель-то? – поинтересовалась Рита.
– Отстань, Маргарита, у тебя все мысли – о главном, – отмахнулся Виталя. – Так дать телефончик-то, он парень шустрый, проекты интересные мутит.
Что ж, я разве против интересной халтуры? Я только за. А откуда-то сбоку уже Танюшка интересуется:
– А как там поживают твои легендарные тетушки, Ада и Дина, кажется?
Тетушки действительно легендарные, они старшие сестры моей мамы, близняшки. Ада по-прежнему в Израиле, а Дина последнее время что-то заскучала по внукам и переехала из земли обетованной к дочери в Канаду. У моей мамы со старшими сестрами большая разница в возрасте и разные отцы – бабушка овдовела и вышла замуж второй раз. Для родителей мамуля была поздним, а потому балованным ребенком, а для сестер – нечто среднее между любимой куклой и собственным детенышем. Вот, забаловали основательно в глубоком детстве, нам с сестрой ее уже не перевоспитать, остается только любить эту капризную пенсионерку и терпеть ее причуды. Я обожаю свое семейство, иначе чем с улыбкой о нем говорить не могу. Кстати, тетя Ада просила передать привет всей нашей честной компании.

Любовь вместо ненависти
– Вот же везет некоторым! – прервал мои мысли тягуче-пьяный голос. – И в Израиле у нее родственники, и гранты она получает, и дипломов у нее целых два – сколько за второй-то заплатила? И машина новая, и вообще. Умеют же устроиться – еще бы, их же родственнички везде тянут – те, что из Израиля. С одним не повезло – старая дева, ни один мужик без слез не взглянет, даже за деньги.
Рита, похоже, здорово напилась, Виталик и Света пытались ее отвлечь, тянули за руку: «Пойдем-ка в дом, умоемся, отдохнем». Она отчаянно вырывалась, волоча по земле полы роскошной норковой шубы.
– Ты старая дева, поняла? – Рита как-то особенно вывернулась, вырвалась из рук друзей и бухнулась на кучу перепревшего навоза – того самого, что Света приготовила для будущей розовой плантации.
– Ну почему, почему таким, как она – все, а мне – ничего! Ей и деньги, и почет, а меня мужик с двумя детьми бросил, и дети-то все в него пошли, колония по ним плачет! – захлебываясь от слез и ненависти ко всему миру, истерила Рита, колотя кулаками по мягкой «душистой» земле. Неуместная в теплом ноябре жемчужно-серая шубка в момент стала грязно-бурой, косметика поплыла ручьями. Кто-то пытался напоить ее водой, поднять с земли, но большинство просто оцепенели, не зная, как реагировать на эту некрасивую сцену. Наконец Рита неожиданно замолчала, поднялась и промолвила:
– Зато я стройная, красивая и замужем была – два раза. А ты – толстая и противная старая дева.
Произнеся свою «тронную речь», Рита удалилась в дом – мыться. Сказать, что мое настроение было испорчено – значит не сказать ничего. Не знаю, как я сдержалась, не ответила Маргарите в ее духе – а могла бы, язычок у меня еще тот. Оставаться с ней под одной крышей не хотелось, обижать хозяев дома отъездом – тоже. Она не просто старалась сделать мне больно – она стремилась оскорбить близких мне людей. Только ей невдомек, что национальный вопрос в нашей семье не только никогда не поднимался – его просто не существует. Как для моей бабушки, для которой и первый муж, и второй, были просто хорошими людьми, независимо от национальности. И отсутствие штампика в моем паспорте – не беда, не в нем смысл жизни. А уж парой десятков лишних килограммов меня точно трудно уколоть. Если я захочу, похудеть сумею. А вот ума и порядочности ни диета, ни зарядка не добавят – только постоянная работа над собой. Нельзя, чтобы низменные черты подавляли лучшее, что есть в каждом человеке. Есть оно и в Рите, я знаю и помню.
– Катенька, не слушай ты эту дурынду. Напилась как, жуть прямо, – меня обступили друзья, кто-то уже тащил из дома кружку крепкого и сладкого чая, кто-то просто обнял, без слов.
– Не вздумай даже домой собираться, не пустим, – сурово заявил Виталик. – Мы тебе почетное место выделили, в детской. А Ритку сейчас парни домой увезут, уже и такси вызвали.
На фоне всей этой кутерьмы как-то особенно неожиданно раздался звонок моего мобильника:
– Тетя Катечка, а ты тортик наш с тобой любимый с йогуртом привезешь? Тот, из кондитерской на проспекте? Мамка вот тут трубку из рук рвет, она нам всем билеты в кино купила, на вторник. Все по тебе соскучились!
И тут я заплакала – не от обиды, от множества других чувств,  переполнявших меня, главное из которых – любовь.
 
< Пред.   След. >
О проекте
Ход проекта
Фотографии
Видео о газете НОВЫЙ МИР
Дать объявление
Пригласить журналиста
Задать вопрос специалисту
Связаться с редакцией
Отдел рекламы
РОСТО (ДОСААФ)
Бахтиёр Туйчиев
Как родить здорового ребенка
Праздник, помноженный на два
Неслучайные встречи
Закон новый, полис старый
Каким видом спорта
Подарки детям
Зауральская потребкооперация
Золотые перчатки
Художник
В Лебяжье
В Альменево
Греция ждёт
Жертвы телевидения
Память в огне
Дать человеку удочку
Газета в жизни моей
Государственная регистрация
Что скрывают
Как «Аванс» Москву покорял
Центр откроется в следующем году
Ориентир на клиента
Итог или продолжение
Волонтёры
На случай временной нетрудоспособности
Это будет совсем другой город
На крутых горках Куртамыша
Одаренный странник
Как стать волшебницей
Трансграничная преступность
Рваный рубль
Новый завод
Автомобильные шины
Зелёная планета
Овации
Здравствуй академия
Капустницы
В каких случаях
Профессия, которой нет важней
Задай вопрос специалисту
Как провести новогодние каникулы с пользой?
 
Поиск людей
Фоторепортажи
Правительство Курганской области

Курганская областная Дума


Горячие линии Зауралья

Главные сайты Зауралья



Интеллектуал Зауралья

Молодежное правительство Курганской области

<

Лента новостей:
 Новости региона Новости сайта
Архив месяца: